(Rock/Punk) Территория Отчуждения / Война - 2018, MP3, 320 kbps

(Rock/Punk) Территория Отчуждения / Вопреки - 2018, MP3, 320 kbps

Территория Отчуждения & К° FEST

13.10 в Клуб/Паб Drink Floyd для любителей АКУСТИЧЕСКОГО звука сыграют:

● ТЕРРИТОРИЯ ОТЧУЖДЕНИЯ (лайт-версия)

● ВВС

● ДЕНИС "САЛЫК" СОЛОДЯГИН

● А также свои стихи почитает ФЕНЯ ДАРТ

+ AFTERPARTY - Свободный Микрофон!

Вход свободный

Адрес: 11-я Красноармейская ул., д.11

Начало в 20:00

Завтра


Дмитрий Мулыгин - лидер и автор песен тульской рок-группы ВОРОН КУТХА (vk.com/voron_kutha_tula).
ВОРОН КУТХА существует чуть менее четверти века, но за это время успела немало: была принята в легендарный Ленинградский Рок-Клуб, не раз выступала за рубежом, записывалась у самого Андрея Тропилло, выпустила десяток альбомов. Группа частый гость на радио, ТВ и многочисленных фестивалях...
Это музыка - то, что называется "неформатом" в лучшем смысле этого слова. И в то же время - один из лучших образцов нашего современного рока. Живая, нелинейная музыкальная ткань. Красочные, рельефные образы в текстах. Сочный, экспрессивный вокал.
То, что стоит слушать.

В том числе в Москве в субботу, 4 марта.

Ждём гостей с 19-00 до 19-30 в центре зала станции метро "Полежаевская".

Вход свободный, сбор - по возможности.

До встречи!
https://vk.com/event140375217
https://www.facebook.com/events/1446584232027985/

Park Live-2016: Red Hot Chilli Peppers, Сплин, The Kills

«I’ve got this pepper-time, pepper-time sadness»


Если живые выступления занимают почётное место в музыкальной культуре в целом, то фестивали как явление занимают особое место уже в культуре концертной. Но сразу же после их появления стало ясно, что фестивали — это не просто способ послушать несколько исполнителей в одном месте и в одно время, а нечто большее, несущее в себе более глубокий и многозначный порыв. И вот уже первый Woodstock, прошедший в далёком 1969-м году, носил гордое звание не просто музыкального фестиваля, а целой ярмарки музыки и искусств, в 1985-м же прошёл Live Aid, ставший и вовсе настоящим миротворческим и благотворительным явлением, охватившим весь земной шар.


Время шло, фестивали на любой вкус и цвет появлялись как грибы после дождя, привлекая к себе внимание всё более искушённой аудитории и превращаясь в настоящие Мекки для меломанов и жадных до искусства в любых его проявлениях людей. Каждый год эти самые люди тратят все заработанные кровью и потом средства, бронируя билеты не только за долгие месяцы до самого события, но и за долгие месяцы до объявления хотя бы первоначального лайнапа, чтобы после проводить долгие месяцы в сладкой подготовке к моменту, когда они, наконец-таки, будут прыгать в цветах и блёстках на Coachella/месить новенькими резиновыми сапогами грязь на Glastonbury/ругаться с нетрезвым европейцем, ставя палатку в кемпинге Rock am Ring или Wacken.


А что же Россия? Во времена советские, как по мне, дела обстояли намного радостнее, как бы ни парадоксально это не звучало. Музыкальные фестивали были, и, что главное, тогда они, в силу участия мировых знаменитостей, разнообразия и своего посыла, были на одном уровне с фестивалями, проводимыми в других странах. Вспомнить хотя бы 1989-й год и Moscow Music Peace Festival. Но время, опять-таки, шло, и в итоге мы долго перебивались лишь мелкими (хотя иногда и не очень) фестивалями с преимущественно отечественным лайнапом. Исключение составляли лишь немногие, как, к примеру, сильнее выделяющиеся на фоне остальных, «Максидром», «Пикник «Афиши» и, появившийся позднее их, Ahmad Tea Music Festival, получивший в народе звание «российского Glastonbury». Может, из-за своего всегда пропитанного британским духом списка исполнителей, а может, из-за того, что каждый год во время фестиваля идёт дождь.


Но приходит год 2013-й, ставший годом рассвета российской фестивальной культуры, настоящим лучом света в тёмной царстве для изголодавшейся и уже не надеющейся на хлеб и зрелище российской публики. В тот год на землю московскую ступили несколько совершенно новых фестивалей, среди которых был и Park Live. Люди следили за новостями и умывались слезами счастья, ибо не могли они поверить, что будет у них настоящий фестиваль прям как у взрослых — на несколько дней, с несколькими сценами и с длиннющим списком преимущественно иностранных исполнителей. Счастье, правда, продлилось недолго, и, благодаря мировому экономическому беспределу и жалобам, через 2 года фестиваль перенесли на новый стадион «Открытие Арена», сократив при этом и дни проведения, и лайнап.


Тем не менее фестиваль, в отличие от многих своих собратьев, продолжил своё существование, что уже порадовало всех страждущих и переживающих. Когда же стало известно, что в этом году нас ждут 2 полноценных дня музыкального праздника, все окончательно расслабились и решили, что всё снова радужно и прекрасно. Жаль, что расслабились все больше, чем нужно, итогом чего может стать скорый закат фестивальной эры в нашей стране. Но да об этом я ещё скажу.


День первый


Итак, в первый день фестиваля для москвичей и гостей столицы свои сеты приготовили впервые прибывшие в Москву молодые ребята Nothing But Thieves, долгожданные The Kills, а также почётные ветераны борьбы за сердца российских фанатов Сплин и Red Hot Chili Peppers. Но любит наш народ пожаловаться да носом покрутить, только повод дай, такая уж у нас природа. Так что первые недовольства стали появляться, собственно, уже на стадии объявления артистов. Начались бесконечные «А кто это?», «А зачем это?», «А почему не Колдплей/Рэдиохэд/моя любимая группа, которая выпустила два ипишника прямо в соседнем подвале» и прочие фундаментальные вопросы. Отказ принятия межжанровой политики фестивалей — наш явный номер 1 в списке доказательств того, что фестивальной культуры в нашей стране просто нет. Цель музыкальных фестивалей — не только услышать любимчиков и хорошо провести время, но и расширить свой музыкальный и общий кругозор, узнать и полюбить что-то новое, доселе непривычное. Выйти из зоны комфорта, проще говоря. Хотя бы попытаться. Да о чём я... Ну хотя бы просто с уважением к этому новому отнестись! У нас же превалирующее большинство аудитории не просто отказывается хотя бы заинтересоваться чем-либо новым, а прямо-таки в штыки воспринимает всё, что находится за пределами их предпочтений. Существуют, разумеется, фестивали особо узких направленностей, но, в большинстве своём, они представляют из себя сборную солянку из жанров и артистов. В этом же и смысл. Чтобы все получили как дозу нового, так и дозу любимого. Так что как минимум странно во времена, когда дрейкоподобные и прочие кендриколамарные персонажи захватывают умы и плееры всех, кто окажется на их пути, независимо от музыкальных вкусов и религиозно-политических взглядов, а Канье тот самый Уэст выступает на главной сцене Glastonbury, поднимать недовольства из-за того, что артист якобы не подходит для выступления на каком-то конкретном фестивале.


Фестивальная культура у нас, конечно, совершенно не развита, но вот некоторые традиции мы соблюдаем безоговорочно, посему особо переполненные энтузиазмом обладатели билетов в фанзону и танцевальный партер начали выстраивать коридоры ещё с первыми лучами солнца. К запуску же, который намечался на 2 часа дня, несколько длинных очередей успели расползтись по всей площадке перед воротами. Скрежет оград и пара нервных вскриков ознаменовали начало процедуры входа на внутреннюю территорию и, на удивление всех, собравшаяся толпа достаточно быстро и без особых проблем оказалась внутри. Никаких тебе грозных приказов в громкоговорители и конной полиции, всё чинно и цивильно, на этом этапе можно было спокойно выдохнуть. Park Live-2016 официально начался.


Nothing But Thieves


Следующую пару часов на территории стадиона царило умиротворение и спокойствие. Не спешившие занять место в толпе зрители мирно прогуливались по территории среди фудкортов, палаток с мерчем и прочих увеселительных точек, которые пытались привнести хоть малую долю фестивальной атмосферы. Конечно, не обошлось и без проблем и нервов, и тем же обладателям абонементов на 2 дня пришлось изрядно попереживать, ну совсем без приключений же неинтересно, согласитесь.


К 16:00 народ активнее потянулся к множеству входов, и... Ох уж это мгновение, когда ты только заходишь внутрь стадиона и чувствуешь под ногами немного пружинящий настил. Оглядываешься на ещё пустые необъятные трибуны, смотришь на открытое небо над головой, а желудок в это время приклеивается к позвоночнику, и в носу начинает предательски щипать. Не забыть дышать, точно.


В первый день фестиваля с соблюдением расписания всё было практически идеально, поэтому, всего с пятиминутным опозданием, на свежую сцену к свежей публике вышли Nothing But Thieves. Эти совсем ещё молодые и зелёные ребята за пару лет своего существования успели наделать немало шума, умудрившись откатать несколько туров и выступить на множестве европейских фестивалей и на разогреве таких команд, как Arcade Fire и Muse. И это с багажом всего лишь в один альбом. Так что сказать, что им удалось выбраться из кучки инди-команд, обречённой на вечные скитания по барам окраины Лондона — это ничего не сказать.


Первое, что сразу чётко впечаталось в голову — то, насколько сильным и чистым оказался вживую вокал фронтмена группы, Конора Мейсона. Молодой человек без особых усилий вытягивал не только все студийные ноты, но иногда и прыгал выше собственной головы, не забывая при этом задорно и весело стрелять глазками на 10 рядов вперёд. Не только Конор, но и все остальные участники оказались очень и очень улыбчивыми и искренними ребятами. Прямо смотришь на них, и губы против воли до ушей ползут. Начало фестиваля получилось более чем милым и приятным — солнце нагревало макушки, все легко пританцовывали и улыбались, а ребята, в свою очередь, очень хорошо смотрелись в слегка заходящем за верхушки стадиона закатном солнце. Трибуны были практически пусты, в стоячих зонах же было достаточно людно, но, при этом, вполне комфортно и свободно. В середине сета, который представлял из себя, собственно, треклист дебютника, Конор спросил, любит ли кто-нибудь из присутствующих The Pixies, после чего группа исполнила очень тёплый кавер на, тут уж без сюрпризов, «Where Is My Mind?». Публика принимала группу на ура, в толпе же были замечены даже настоящие приступы фангёрлинга, что привело к тому, что узкие штаны вокалиста, который во время трека «Honey Whiskey» даже взял гитару, были провозглашены частью «Синдрома Брендона Ури», а особых комплиментов был удостоен его прекрасный по-юношески, цитирую, «припухлый подбородочек». Не это ли успех?


Казалось бы, Nothing But Thieves — вполне себе рядовой солдат давно уже укомплектованной инди-армии, и, на первый взгляд, не может в них быть ничего примечательного. Но попробуйте приглядеться, и эти ребятки ненавязчиво и крепко влюбят вас в себя. Может быть, всё дело в искренности и отдаче, которые присущи молодым и пока не захлебнувшимся в славе командам, может быть, в чём-то ещё, но сейчас внутри этих молодых парнишек есть какой-то лёгкий свет, на который летишь как мотылёк даже против своей воли, и нам только остаётся надеяться, что этот свет не рассеется ещё долгое время. В следующем году Nothing But Thieves обещают порадовать поклонников вторым альбомом, так что будем надеяться на их скорейшее возвращение.


Сет-лист:


1. Itch


2. Painkiller


3. Hostage


4. Honey Whiskey


5. Excuse Me


6. Drawing Pins


7. Where Is My Mind? (Pixies cover)


8. If I Get High


9. Trip Switch


10. Hanging


11. Graveyard Whistling


12. Wake Up Call


13. Ban All the Music


The Kills


Группу, которая должна была выйти после, в столице ждали очень долго. Точнее, все годы её существования. The Kills, кстати, уже бывали в России, но путь их лежал мимо стандартных остановок в славный город Сочи. Отомстили, так сказать, столицам за все привилегии. Но вот, наконец-таки, и Москва дождалась момента, когда до неё снизошёл величественный и дерзкий дуэт Элисон Моссхарт и Джейми Хинса.


Если вы утверждаете, что знать не знаете кто это такие, то могу сказать вам о том, что вы глубоко ошибаетесь. Вы знаете Элисон, ведь именно она не раз своим вкрадчивым голосом спрашивала вас о том, приняли вы свои таблетки. Да-да, именно в той самой знаменитой песне группы Placebo. Неофициальный титул «винилово-блюзовой подружки Джека Уайта» и участие в супер-группе The Dead Weathers также должны хоть что-то, да сказать вам. Её же вечного partner in crime Джейми вы можете знать хотя бы по тому, что в 2011-м году он женился не на ком-то там, а аж на Кейт Мосс. Да и треки группы The Kills вы точно слышали — к примеру, их песня «Future Starts Slow» играет в рекламе Nike, и вообще, огромное количество их композиций появляется как саундтрек ко всему, что можно и нельзя.


На «Park Live» эксцентричная парочка привезла свой новый долгожданный альбом «Ash & Ice», ставший благородным итогом слияния старого грязного гаражного духа The Kills с таким глубоко любимым группой в последнее время флиртом с электроникой. Что примечательно, вдохновение для написания нового альбома Джейми нашёл во время своего одиночного путешествия по, внимание, Транссибирской магистрали.


Не в обиду музыкантам, играющим живьём вместе с дуэтом, будет сказано то, что всё внимание публики всегда сосредоточено на Элисон и Джейми. В группах формата «мальчик-девочка», как ни крути, всегда существует особая химия. Blood Red Shoes, The Raveonettes и прочие подобные команды обладают не похожей ни на что энергетикой и шармом, The Kills же, после распада The White Stripes, стали среди всего этого великолепия главной лоуфай-гаражной парочкой, сбивающей с ног уже хотя бы благодаря взрывоопасному миксу стилей и характеров, не говоря уже о самой музыке.


Когда эти двое только появились на сцене, на зал вылились просто килотонны обаяния, энергии и внутренней силы. Джейми, как живая икона стиля, бодро прошёл к гитаре, Элисон же, немного щурясь на заходящее солнце и томно улыбаясь, продефилировала своими модельными ногами к микрофону, сладко докуривая сигарету. С первыми же секундами «No Wow» стало понятно, что каждый свой концерт эти ребята отыгрывают так, будто выходят на сцену в последний раз.


Грамотно составленный сетлист, охватывающий все вехи творчества группы; сырые, пропитанные почти первобытной энергетикой, рифы; сумасшедшая хореография Элисон, и их с Джейми потрясающее взаимодействие друг с другом — всё это подкупало и завораживало, заставляя наблюдать за происходящим даже не моргая. Но. Да, к моему огромнейшему сожалению было «но». Всё потрясающее волшебство, которое происходило на сцене, портило то, что происходило среди публики. «Это типа современные Sonic Youth?», — почему-то пренебрежительно сказал стоящий рядом молодой человек. Отказ принимать факт, что фестивали — место для разной музыки и разных людей, вылился в полное неуважение как к музыкантам, так и к находившимся рядом людям.


Стоящие вокруг меня высмеивали всё, что видят, начиная с поведения ребят на сцене и их игры на инструментах, и заканчивая волосами и внешностью Элисон. Видимо, мы до сих пор не воспринимаем женщину на сцене, если её концертный наряд не включает в себя декольте и короткую юбку. Редкие очаги фанатов и сочувствующих отрывались, как и подобает на выступлении подобной команды, но я, стоя не так близко к сцене, наблюдала следующую картину: очень нетрезвые молодые люди, позволяющие себе очень неоднозначные высказывания и телодвижения по отношению к рядом стоящим; пафосные девицы, шугающиеся каждого хлопка и выкрика, и обсуждающие всех и вся, попутно кривя при этом гримасы истинного отвращения; прочие компании, опускающие в своих разговорах как артистов, так и просто окружающих. Я же стояла чуть ли не со слезами на глазах и лишь задавала себя вопрос «Что делают здесь все эти люди?». Казалось бы, гаражный рок — не такая отягощённая сложными музыкальными формами и вариациями музыка, однако для восприятия публики она оказалась не такой уж и простой, что для меня стало настоящим удивлением. Да дело даже не в жанре. На сцене просто стояли удивительно талантливые люди, давно ставшие живыми иконами и целиком отдающие себя публике, на что эта самая публика отреагировала так, будто только что выбралась из пещеры. Как плевок в душу. Лично мне, как бы я ни старалась, было очень тяжело примириться с происходящим вокруг.


А тем временем на сцене The Kills выдавали мощнейший по посылу и профессионализму перфоманс, умело чередуя альтернативные инди-боевики с нежнейшими балладами (ох уж эта «Baby Says» и эти хлопки на «Black Balloon»), излучая неуёмную сексуальную и бунтарскую энергетику в лучших традициях американской школы. Моссхарт подобно заведённой танцевала, казалось бы, в каждом уголке сцены одновременно, вырабатывая такое количество электричества, что им можно было бы обеспечить все подвальные клубы, в которых она выступала на заре своей музыкальной карьеры. Эта неуёмная женщина меняла микрофон на гитару, а гитару на ударную установку с такой прытью, что нельзя было даже уследить. По скорости с ней можно было сравнить разве что мурашки, пробегающие табунами по коже тех, кто смог оценить талант этой потрясающей во всём недиснеевской, но принцессы. Настоящим пиком выступления стал момент, когда на сцене осталась лишь она с акустической гитарой наперевес. Немного дрожащим голосом, с глазами, полными слёз, и гордым взглядом в пустоту она исполнила душещипательную «That Love».


Артист наедине с толпой. Женщина и её открытое сердце против всего остального мира. Кровоточащая и израненная всеми воспоминаниями и чувствами как острыми лезвиями душа, которую она поджигает и несёт из раза в раз, как нескончаемую жертву, подобно Данко, классическому персонажу Максима Горького. Вообще, мне вспомнился знаменитый перфоманс Марины Абрамович 1974-го года под названием «Ритм 0», во время которого она разложила перед зрителями множество предметов, начиная с вполне безобидных и заканчивая пистолетом с одним патроном, и позволила им делать с собой всё, что им взбредёт в голову. Как по мне, это именно то, что отличает настоящего артиста — готовность обличать свои настоящие чувства, не стесняться показывать свои глубинные страдания, изо дня в день делать достоянием общественности всё то, что у тебя внутри, подобно тому, как грудную клетку распиливают для прямого массажа сердца. Каждый час и день превращать свою боль в силу и вдохновлять на это других, показывая, что в том, чтобы делиться всем, что у тебя внутри, нет ничего криминального, и что это намного лучше вечного молчания и самоотравления собственными воспоминаниями и чувствами. Каждый раз обжигаться, но всё равно продолжать открываться перед всеми вокруг. Можно сколько угодно говорить о том, что ты презираешь человечество, терпеть обиды и предательства и каждый раз обещать, что всё это в последний раз, писать песни с названиями в духе «Fuck The People», но при этом на деле оставаться искренним и готовым пойти на жертвы человеком. И это лучше, чем быть кем-то гнилым и неприятным, скрывающимся за маской дружелюбия и псевдовозвышенности.


После этого группа уже в полном составе выстрелила завершающими треками, которыми стали жемчужина последнего альбома «Siberian Nights» и уже классические «Fried My Little Brains» и «Sour Cherry», и поспешно покинула сцену, оставив наэлектризованный воздух, облако развязного очарования и желание закурить лежа в косухе на белой простыне как напоминание о том, что ещё минуту назад они стояли перед нами. О, как же мне стыдно за то, что The Kills не получили того приёма, которого действительно заслуживают. Элисон, кстати, очень понравилась Москва. Судя по её Instagram, она с превеликим удовольствием гуляла как и по московским улицам, так и по многочисленным музеям и галереям. Надеюсь, что делала она это не в последний раз.


Сет-лист:


1. No Wow


2. U.R.A. Fever


3. Kissy Kissy


4. Hard Habit to Break


5. Heart of a Dog


6. Impossible Tracks


7. Black Balloon


8. Baby Says


9. Tape Song


10. Let It Drop


11. Doing It to Death


12. Whirling Eye


13. Pots and Pans


14. Monkey 23


15. That Love


16. Siberian Nights


17. Fried My Little Brains


18. Sour Cherry


Сплин


Появление этой группы в лайнапе фестиваля вызвало одно из наиболее сильных недоумений. Хотя, как по мне, странного в этом ничего нет — Сплин сейчас переживает очередной виток популярности, не прекращающийся с выхода крайнего двойного альбома музыкантов, получившего название «Резонанс». Этот новый виток фанатской любви можно было бы сравнить со вторым дыханием, открывающимся в минуты безысходности, но в этом случае, наверное, будет уместным перепроверить расчеты и признать, что дыхание уже даже далеко не второе. И это комплимент, ведь Сплин — одна из немногих российских команд, которая, в принципе, не испытывает периоды потери интереса публики. Они всегда востребованы и желанны, а это не такое частое явление для группы с таким огромным творческим багажом.


После ухода The Kills, наконец-таки, можно было наблюдать резкий приток зрителей. Зрителями этими, правда, в большинстве своём стали поклонники хэдлайнеров, что можно было понять по то и дело мелькавшим футболкам с символикой RHCP, коих и без того было, что неудивительно, немало. Сидячие места стали наполняться людьми, в фанзоне и танцевальном партере же становилось уже достаточно плотно, так как не только новоприбывшие, но и до этого лениво нежившиеся на солнышке тела стали подниматься с пола и медленно стекаться поближе к сцене. Помимо количества, увеличивалась и возрастная категория посетителей и, к сожалению, их градус. Подвыпившие в той или иной степени — разумеется, не редкость для подобных событий, но тут резкий скачок количества лиц в состоянии алкогольного опьянения действительно почувствовался всеми, кто находился на стадионе. Тут же и появилась дополнительная охрана, а целый батальон людей в зелёной форме и вовсе занял место в фанзоне, поделив её пополам от одного ограждения до другого, устроив таким образом две импровизированные толпы. Это, разумеется, не получило тёплого отклика от стоящих вокруг людей, но жалобы и претензии неуместны, ведь сделано всё было для их же безопасности.


С выходом группы на сцену стадион разразился шквалом аплодисментов и радостных улюлюканий, что совсем не вязалось с фактом, что многие так яро критиковали кандидатуру, выбранную как разогревающий акт хэдлайнеров. Всё-таки, и с этим не поспорить, у группы Сплин есть одно преимущество — и этим преимуществом является неоспоримая народная любовь. Что-то люди впитывают с молоком матери, а что-то, как в нашем случае, въедается в кожу через дым от костровых посиделок, во время которых только ленивый не подпевает вечным шлягерам группы, сыгранным на старенькой гитарке.


Как по мне, выступления группы Сплин очень душевны и, как модно сейчас говорить, ламповы. Я была в числе людей, которые не поспешили прорываться ближе к телам артистов, а остались на своих местах, немного в стороне от толпы. Лежишь себе, смотришь в вечернее небо, и чувствуешь, как особая питерская светлая грусть обволакивает тебя как уютный сентиментальный тёплый кокон. На контрасте со скребущей по самым потаённым уголкам души лирикой — Александр Васильев, который своим вкрадчивым, подходящим в хорошем смысле для чтения сказок на ночь, голосом как Дедушка Мороз желает всем счастья и любви, лукаво стреляя лучиками из всё таких же молодых, как и 20 лет назад, глаз. Вот смотришь на него и думаешь: «Эх, дядя Саша, не мальчик ты уже», а он такой бац, улыбнулся своей детской широкой улыбкой, и только и остаётся, что облегчённо выдохнуть. «Ну Саня! Всё ещё Саня же». И сразу так спокойно, будто возвращаешься домой и плюхаешься в свою старую детскую кровать. Всё ладно в нашем Датском королевстве.


В середине сета Васильев в очередной раз обратился к толпе, но не для того, чтобы снова сказать нам о том, как прекрасны мы сегодня в этот вечер, а призывая всех подходить друг к другу, знакомиться, «чтобы потом не искать в этих ваших социальных сетях ту самую девочку из 85-го ряда», влюбляться, заводить семьи и детей, и на такой позитивной ноте начал играть как нельзя кстати подходящую «Выхода нет». Ну действительно, а почему бы, собственно, и нет. Единственным, не очень приятным лично для меня, стал момент, когда Александр вдруг решил напомнить всем о том, что сегодня на сцене сошлось русское и американское. Нет, разумеется, сказал он это в позитивном ключе, но это был единственный за 2 дня эпизод, когда вообще поднялась тема политики. Как было бы замечательно, если бы ну совсем никто не завёл об этом разговор, но без ложки дёгтя уж никак.


Сплин можно назвать российским межжанровым феноменом, ибо любят группу, что не изменилось с самого первого дня её существования, и стар и млад, и, уж простите, и гопник и эстет. Русскоязычная лирика, как и всенародная любовь, разумеется, сделали своё дело, и подпевали группе уж точно громче, чем всем остальным. Недоумевать до фестиваля все недоумевали, мол, и зачем же нам будет нужен Сплин... а молча в итоге никто простоять не смог. Согласитесь же, как бы ты ни сопротивлялся, как бы ни стоял с суровым каменным лицом, полным снобизма, а не подпеть вместе со всем стадионом хотя бы в полголоса и хотя бы «Моё Сердце» уж точно не получится. Ну и что, что вокруг столько товарищей навеселе. Зато можно почувствовать себя прямо как тогда в лагере/на турслёте/на даче у Маши и Паши. У нас же столько воспоминаний, связанных с песнями этой группы. Согласитесь же.


Сет-лист:


1. Линия Жизни


2. Праздник


3. Джим


4. Всадник


5. Есть Кто-Нибудь Живой


6. Помолчим Немного


7. Горизонт Событий


8. Полная Луна


9. Мысль


10. Танцуй


11. Гандбол


12. Вниз Головой


13. Оркестр


14. Мороз По Коже


15. Приходи


16. Остаёмся Зимовать


17. Феллини


18. Романс


19. Новые Люди


20. Выхода Нет


21. Моё Сердце


Red Hot Chili Peppers


Васильев и Ко покинули сцену, оставив нас переваривать всю так щедро подаренную питерскую печаль (можно считать за подготовку к летней печальке госпожи Дель Рей), и, как бы ещё ни хотелось понежиться в печальном послевкусии, было пора занимать боевые позиции и настраиваться на главных гостей вечера. Я не хочу никого обманывать, поэтому честно признаюсь. Только, пожалуйста, не бейте. Я никогда не любила Red Hot Chili Peppers. Ну вот никак у нас с ними не складывалось. При этом прошу заметить, что я написала именно «не складывалось», в прошедшем времени, потому что (спойлер) в тот вечер моё отношение к RCHP кардинально изменилось. Но это не значит, что я не уважала их, их творчество и всё, что они делают, ибо в таких случаях неуважение — это уж точно что-то неуместное. Как и вообще по отношению к любому творчеству. Да и не только к творчеству. Ну вы поняли. Так что изначально я была готова просто описать свои впечатления совершенно беспристрастно и, так сказать, со стороны.


Обычно, когда я пишу про какого-то артиста, каким бы любимым и неповторимым для меня и других он ни был, я стараюсь сравнить его с кем-то другим или же привожу в пример кого-то полярно другого, чтобы на фоне противоречий можно было отчётливее понять особенности и прелести того, о ком идёт разговор. Но вот в данном случае ничего не приходит в голову. Даже не фанату тяжело поспорить с фактом, что «Перцы» — явление уникальное и неповторимое. Только подумайте, уже больше 30 (!) лет эти парни умудряются оставаться в седле, будто серфингисты, поймавшие ну ооочень большую волну. Взлёты и падения, победы и поражения, наркотические зависимости и смерти, бесконечные смены состава и коллаборации со многими другими музыкальными легендами, большинство из которых RCHP уже успешно пережили. В истории группы без преувеличения было всё, но они никогда не теряли актуальности, всегда оставаясь при этом самими собой — законодателями музыкальной моды и примером для подражания для не одного поколения артистов. Неизменными остаются лишь талант, неуёмная страсть к жизни и творческому разнообразию и бешеная всё ещё подростковая энергетика, которой они так щедро делятся во время каждого своего шоу, в чём мы все и смогли убедиться.


В этот раз Red Hot Chili Peppers посетили Москву наперевес с новой, ещё не остывшей после записи, пластинкой «The Getaway», выпуск которой стал для группы настоящим испытанием из-за травмы руки, которую получил Фли, и многих других личностных факторов. Но да, после всего, что происходило с RCHP за всё время их существования, любые трудности, наверное, кажутся чем-то незначительным, очередным небольшим барьером, который нужно взять, просто чтобы не было слишком легко и скучно.


Вылетев на сцену как реактивные снаряды и чуть не взорвав стадион истерическими криками поклонников всех возрастов, «Перцы» сразу дали понять, что церемониться с нами никто не будет, и прямо в самом начале выстрелили полной обоймой самых популярных хитов, которые знает каждый, даже далёкий от творчества группы, но смотревший когда-то MTV, и свежим синглом «Dark Necessities», на который, кстати, недавно вышел клип, режиссёром которого стала очаровательная Оливия Уайльд. Она явно вдохновилась своими съёмками в нашумевшем сериале канала HBO «Винил» (который так несправедливо закрыли после первого сезона), что, как можно наблюдать, очень повлияло на стиль её режиссёрской работы. Единого сетлиста тура у группы, между прочим, нет, и Энтони Кидис, обладатель одного из самых узнаваемых голосов в мире, составляет его перед каждым концертом индивидуально, записывая от руки. Конечно, в большинстве своём меняется только порядок композиций, а некоторые нетленные хиты группы заменяются другими (все уж никак не поместятся, даже несмотря на то, что песен с нового альбома исполняется не так уж и много, как обычно бывает), но очень часто случаются и сюрпризы, как, например, прозвучавшая в Москве «Blood Sugar Sex Magik».


Не стареют душой ветераны. Ох не стареют. Да и судя по тому, как и группа и её фанаты давно уже не пубертатного возраста скакали по сцене и в зале, то не только душой. В этот момент и изменилось моё до этого вполне себе нейтральное отношение к RCHP. И дело не в шоу, не в технических составляющих (Проблем со звуком, кстати, было достаточно, и Кидис не раз подавал техникам знаки, что с микрофоном не всё в порядке. Для особо сообразительных напоминаю, что звук — забота техников, а не организаторов), а в потрясающей энергетике, которую излучали «перцы». Честное слово, весь концерт меня не покидала мысль, что с начала 80-х точно ничего не изменилось, и за всю свою карьеру RCHP не потеряли и доли своего задора и юношеской прыти. Энтони, бегающий по сцене в кепке и разноцветных шортах как пятилетний сорванец на детской площадке; вечно молодые и сумасшедшие Фли, который, кажется, успел даже перекрасить волосы за то время, что группа находилась в Москве, и Чад; и, конечно, Джош (он хоть и совсем молод по меркам группы, но творческого багажа у него на 3 жизни вперёд) — вот кто на самом деле влюблял в себя безоговорочно и до конца жизни.


И, о боже, эти огни по всему стадиону. Это правда то, ради чего стоит жить. Романтичные зажигалки и свечи давно уже заменили бездушные гаджеты, но я всё равно не могу представить себе что-то более прекрасное и пробивающее на слезу. Ты можешь видеть это в сотый и тысячный раз, но каждый раз будет как первый. Даже сейчас, сидя дома на стуле, стая мурашек затаптывает меня, стоит только вспомнить огромный горящий стадион, выдающий сингалонги во время «Californication» и «By The Way».


Бис же получился ещё более сумасбродным (хотя, казалось бы, куда), чем основной сет. Чад, Джош и Фли выдали безумный джем, поочередно возвращаясь на сцену и присоединяясь друг к другу. Первый сел за установку в великолепном, прямо под инструменты, блестящем комбинезоне; второй появился в хоккейной форме сборной России с номером Овечкина; Фли же не стал переодеваться, и просто скромненько так вышел на сцену на руках. И прошёлся по ней чуть ли не до конца. Старики, говорите? Ну-ну. Кидис же тоже порадовал сменой гардероба, правда, на радость женской части зала, он просто отказался от верхней его части. Завершив всё это сумасшествие с помощью «Around The World» и «Give it Away», «перцы», которые, как казалось, не то что не устали, а даже не взмокли, откланялись, предоставляя зрителям возможность отдышаться и осознать всё произошедшее. Хотя, как я думаю, никто бы не отказался от того, чтобы хоть ещё немножечко побыть без воздуха. И вообще, кому нужен кислород, когда есть Red Hot Chili Peppers?


И вот он, внезапный вброс в реальность — резко включенный свет, толпы охраны и прочий постконцертный хаос. Но нет картины чудеснее на свете, чем счастливые запыхавшиеся люди всех полов/возрастов/вкусов/религиозных и политических убеждений, расходящиеся со стадиона в обнимку и с улыбками до самых ушей.


Сет-лист:


1. Intro Jam


2. Can’t Stop


3. Dani California


4. Scar Tissue


5. Dark Necessities


6. Blood Sugar Sex Magik


7. Right on Time


8. Wet Sand


9. Factory of Faith


10. The Getaway


11. Californication


12. Go Robot


13. Under the Bridge


14. Detroit


15. By the Way


Encore:


16. Chad & Josh & Flea Jam


17. Around the World


18. Give It Away



Читайте полностью на realmusic.ru
Автор: Анастасия Калинина
Фото: Александр Шухов

Be Prog! My Friend-2016: Негуманный фестиваль

Устраивать фестивали с сетлистами групп более двух часов как минимум негуманно. Да ещё и заканчивающиеся далеко за полночь.


Собственно, таким фестивалем показался Be Prog! My Friend.


Не так давно отыгравший концерт в Москве Стивен Уилсон (Steven Wilson), во время выступления которого и была написана большая часть отчёта, не дал замёрзнуть довольно прохладной ночью (+23 уже холодильник для Барселоны) толпе испанцев, собравшихся в культурной достопримечательности города. Испанская деревня (Poble Espanyol) в тот уикенд принимала не только гостей фестиваля, но и ошалевших от происходящего туристов, благо, на саму площадку их не пускали, а выделили для просмотра только некоторые деревенские улочки.


Количество желающих в час ночи послушать прогрессив-рок и такой же сложный метал оказалось больше, чем ожидалось увидеть. И не только послушать, но и активно пошевелиться в такт этой не для простого ума музыки. Я же совместно с некоторыми другими металхэдами после выпитого в полночь кофе всячески пыталась подавить приступы зевоты под музыку Стивена Уилсона, песни которого, удивительно, но подпевали люди в футболках Opeth, Textures и различного рода димабургеров (Dimmu Borgir — прим. ред). Дело личное, Стивен очень талантливый музыкант, но, как мне показалось, не фестивальный, в отличие от остальных участников, количества которых хватило на два дня (напомню, что это фестиваль прогрессивной музыки), но застать, к сожалению, удалось только четыре команды.


Американцы Between the Buried and Me, которые в ближайшем будущем отправятся в совместный европейский тур с Девином Таунсендом, отыграли очень мощный сет, от чего в голове возник вопрос, где были раньше и почему в России о них так мало знают.


Легендарные французы Magma, играющие прог-рок с 1969 года, которых, к сожалению, я застала только на последних песнях, не оставили равнодушными никого и до и после выступления ещё упоминались на сцене в словах уважения и благодарности от других групп, так как именно Magma стала одним из основателей прог-рока с собственным языком, на котором записано большинство песен. Очень рекомендую к прослушиванию тем, кто ещё не знает о них.


Стала открытием группа Opeth, по какой-то причине уже несколько лет проходившая мимо меня. Ввиду нестандартной для фестиваля длительности выступления каждой группы шведы отыграли 10 песен вместо стандартных 6, которые обычно занимают час. При этом вокалист Микаэль Окерфельдт всячески отшучивался, что не знает, чем занять собравшихся на выделенные два часа.


Сетлист был составлен очень грамотно и включил как старые, так и новые композиции, по факту записанные практически в разных стилях — в последнее время появилась тенденция к облегчению музыки у некоторых групп, к коим можно отнести и Opeth — от прогрессив-метала 2000-х они плавно переходят к прогрессив-року. Посмотрим, каким получится их новый альбом, релиз которого намечен на осень.


В завершение фестиваля поставили прогрессив-метал-группу из Нидерландов Textures, которая спустя 5 лет тишины выпустила в этом году новый альбом Phenotype, и в его поддержку сейчас колесит по Европе. Видимо, атмосферы ради было решено убрать верхний свет с музыкантов и подсвечивать в основном задний план, от чего фотографам в фотопите оставалось только скакать и петь песни, а выйдя оттуда продолжить сиё действо вместе с оставшимися полуночниками, которых оказалось не так уж мало, несмотря на то, что концерт завершился около 3-х ночи.


Остаётся надеяться, что все участники фестиваля когда-нибудь навестят своих российских фанатов. Ну а у кого есть возможность выбираться куда-то за пределы домашних концертных стен, не упускайте её!



Читайте полностью на realmusic.ru
Автор: Елена Тюпина
Фото: Елена Тюпина

Tuska Open Air-2016: Трёхдневный метал-праздник

Вот уже в девятнадцатый раз любители тяжёлой музыки со всего мира встретились в Финляндии на Tuska Open Air — самом известном фестивале Северной Европы. О том, как прошёл этот трёхдневный метал-праздник, читайте в репортаже ниже!


Прежде чем переходить к описанию выступлений, стоит чуть подробнее рассказать о самом фестивале. Площадка расположена в одном из районов Хельсинки, так что посетители избавлены от необходимости жить в палатках и месить грязь под ногами в случае дождя. Территория фестиваля распланирована очень грамотно, и при всей её компактности перемещаться между тремя сценами весьма удобно. Туалеты, краны с питьевой водой, палатки с едой на любой вкус (для сомневающихся предусмотрен киоск с продуктами из местного супермаркета) и, конечно, бары — словом, здесь есть всё для комфортного пребывания!


1 июля, день первый


Первой группой, увиденной в этот день, стали легенды финского дума Swallow The Sun. Их последний альбом с говорящим названием «Songs From The North» вышел в трёх частях, поэтому три выступления за три дня должны были полностью познакомить аудиторию с этим выдающимся произведением.


Песни с первой части альбома — мощный, сочный мелодик-дум с фирменным звучанием финнов — буквально проглотили солнце и, несмотря на хорошую погоду, погрузили в тоскливую зимнюю ночь. Гроулил фронтмен Микко Котамяки в одиночку, а вот с чистым вокалом ему помогал Яаани Пеуху, подпевавший на альбоме в первой и второй частях, и от этого их совместные партии звучали ещё пронзительнее.


Музыка Swallow The Sun вызывает столько сильных, тяжёлых чувств, что слушать её больно почти что физически. Но оказалось, что и играть её не легче: во второй половине сета гитарист Юха Райвио покинул сцену. Несколько месяцев назад скончалась его подруга Алиа Старбридж — вокалистка, принимавшая участие в записи некоторых композиций Swallow The Sun, и когда над сценой разлилась лиричная «Heartstrings Shattering» с нежно-призрачным вокалом Алии, Юха за сценой не сдержал слёз, как и многие в толпе. Это, пожалуй, был высший эмоциональный пик выступления Swallow The Sun.


Времени на то, чтобы перевести дух и дойти до другой сцены, которая представляла собой небольшой клуб, было немного, а впереди ждали Mantar — дуэт из Германии, играющий смесь блэка с панком и хардкором.


Расположение музыкантов на сцене удивило многих из тех, кто не знал о группе до этого: гитарист Ханно стоял к аудитории боком и лицом к барабанщику Эринку, чья установка находилась с правого края сцены. Несмотря на такой минимализм, стена звука, накрывшая зал, сражала своей яростью наповал. Ханно, расставляя худые ноги в узких джинсах едва ли не в шпагат, бесновался и кричал с полной самоотдачей. Впрочем, зрители не отставали, особенно первые ряды, в которых сосредоточилось наибольшее число поклонников группы. Когда возникла вынужденная пауза из-за неполадок с оборудованием, Ханно поинтересовался у зала: «Вы хотите, чтобы мы играли лучше или громче?» Ответом было неистовое «громче!», так что он тут же оторвался от мониторов, и зазвучала панковая «Cross the Cross». Зрители приняли Mantar на ура и по завершении выступления долго аплодировали музыкантам.


После сорока пяти минут практически безостановочного отрыва шея запросила пощады, а лёгкие — воздуха, и выступление финнов Lordi на главной сцене фестиваля здесь подошло как нельзя более кстати.


Триумфаторы «Евровидения» превратили сцену в огромный мрачный замок, по бокам которого возвышались надгробия и кресты. Шоу началось с языков огня, в которых и появились главные действующие лица. Остаётся только удивляться, как на этой жаре (да и солнце даже не думало скрываться) музыканты Lordi выдерживали в своих монструозных костюмах! Толпа вовсю поддерживала любимцев: первые ряды традиционно махали головами и поднимали козы, а вот сзади образовался огромный танцпол, поплясать на котором оказалось настоящим удовольствием!


На не исполнявшейся с 2008 года «Pet the Destroyer» мистер Лорди вышел на сцену в окровавленном фартуке и с полным ведром искусственных конечностей, вдобавок вооружившись циркулярной пилой, из которой щедро летели искры. Оживил публику и другой раритет под названием «Rock the Hell Outta You». Потом были фейерверки, взрывы, дым, красное конфетти — в общем, к исполнению главного хита градус выступления поднялся до предела! Под заключительную «Hard Rock Hallelujah» Мистер Лорди в шляпе цветов финского флага вовсю призывал зрителей прыгать, и выступление завершилось небольшим землетрясением.


Тем временем возле соседней сцены уже собрались фанаты норвежских блэк-рокеров Kvelertak. В мае 2016 года у группы вышел новый альбом «Nattesferd», поэтому сцену закономерно украшал задник с его обложкой.


Невероятно бодрое выступление норвежцев началось сразу с двух новых песен — «Dendrofil for Yggdrasil» и «1985». Вокалист Эрланд Хелвик, в предыдущие годы надевавший головной убор с чучелом совы (символа группы), на этот раз нарядился в более компактную совиную маску; впрочем, она закрывала его лицо в течение лишь несколько композиций.


Музыканты оттягивались вовсю, наслаждаясь чувством непередаваемого рок-н-рольного драйва. Эрланд с удовольствием переходил на более тесный контакт с аудиторией, периодически спускаясь со сцены ближе к ограждениям, а на зажигательной «Bruane Brenn» так и вовсе отправился в небольшое плавание по рукам фанатов.


На заключительной песне-оде самим себе — «Kvelertak» — на сцену был вынесен чёрный флаг с логотипом группы, который гордо реял над толпой, продолжающей сотрясать площадку танцами и прыжками до последних нот.


Проводив норвежцев, толпа и не думала расходиться: хотя до выступления Behemoth было больше часа, лучшие места в первых рядах следовало занимать сильно заранее.


Польские блэк-дэт-металлисты приехали на фестиваль со специальной программой, а именно с полным исполнением нашумевшего альбома «The Satanist», вышедшего в 2014 году. С учётом всех спецэффектов и фишек группы шоу обещало быть поистине грандиозным.


Гитарист Сет и басист Орион застыли безмолвными фигурами с чёрными крыльями. На сцену, держа в руках огонь, неторопливо вышел бессменный лидер группы Нергал, и с первыми звуками «Blow Your Trumpets Gabriel» в толпе началось безумие.


Энергетика шоу зашкаливала. Тяжеловесные ударные вкупе с рычащими гитарами и яростным вокалом не оставляли на душе ни одного живого места, и казалось, что из тебя «изгоняют то ли сатану, то ли остатки святого духа» (с). Чуть позже к этому прибавился слэм, в середине которого случайно оказалась ваша покорная слуга, и выбраться из него получилось далеко не сразу.


На «Messe Noire» Нергал прошёл вдоль сцены, размахивая кадилом, и запах ладана ещё долго потом витал над толпой. В продолжение религиозной тематики на «In the Absence ov Light» первые ряды получили из рук Нергала причастные облатки (евхаристический хлеб в католицизме латинского обряда, а также англиканстве и ряде других протестантских церквей, использующийся во время литургии). Борьба за кусочки хлеба разгорелась, надо сказать, нешуточная, поэтому не обладающие нужным ростом или комплекцией фанаты остались не у дел.


Дым, струи пара и огонь, охватывавший не только сцену, но и микрофонные стойки, превратили действо в настоящий ад, а чёрное конфетти, в изобилии набившееся в волосы, сумки и одежду, показалось сатанинской манной небесной. Покончив с песнями последнего альбома, Behemoth окончательно уничтожили толпу классическими боевиками «Ov Fire and the Void», «Conquer All» и «Chant for Eschaton 2000».


После такого насыщенного дня с мощнейшим завершением от Behemoth сил на двухчасовое шоу Avantasia не осталось ни моральных, ни физических, а шее и ногам предстояла тяжёлая ночь.


2 июля, день второй


Второй день начался с ирландских воинов Primordial. Музыканты появились на сцене под загадочные кельтские напевы, вокалист Алан Аверилл по прозвищу Немтинга приветственно вскинул руки, и загремела раскатистая «Where Greater Men Have Fallen».


Под эпично-мрачные мелодии музыканты рубились так, будто это был последний концерт в их жизни, и эта энергия, разумеется, не могла не передаться зрителям: толпа превратилась в войско, следующее за предводителем по родной земле мимо могил павших друзей — вперёд, на поле последней битвы.


Стоит отметить взаимодействие господина Аверилла с поклонниками, который часто наклонялся со сцены и обводил лица очень пристальным взглядом, точно проверяя, все ли собрались в боевой поход, и нет ли здесь трусов. В перерыве между песнями раздался крик одного из поклонников, адресованный Алану: «Вождь, вождь, вождь! Возьми нас на войну!» Алан задумчиво ответил: «Она уже здесь, друг мой». Кроме того, каждую песню предваряли выразительные фразы, действительно могущие звучать из уст полководца, обращающегося к своим войскам, и в них органично вплетались названия следующей композиции.


Закончилось выступление — или сражение? — воинскими похоронами («The Coffin Ships») и трудной, вырванной с кровью победой над врагом («Empire Falls»), а потом над полем битвы воцарилась тишина.


Группой «на поплясать от души» второго дня стали финны из Turmion Kätilöt. Представьте себе Rammstein в корпспейнте, завалившихся на дискотеку восьмидесятых, и вы примерно поймёте, что творилось на сцене.


Ноги пускались в пляс сами, и по размеру танцпола, а также мощности землетрясения Turmion Kätilöt с лёгкостью превзошли своих земляков из Lordi. Заметно прибавили энтузиазма огромные надувные шары, которыми фанаты перекидывались, начиная с «Grand Ball».


Если вы хотя бы немного знаете финский мат, то считайте, что часть припевов уже у вас в кармане: запомнить, что именно и в какой момент можно петь вместе с Петьей Туруненом и Туомасом Рюткёненом, не составит особого труда, а радости прибавит невероятно. Раздухарившись, рекомендуется нырнуть в сёркл-пит и испытать на себе, что значит «бежать вприпляску». Невероятное чувство!


Температура воздуха над танцполом, по ощущениям, повысилась градусов на десять, и охранник, вооружившись шлангом, три раза прошёлся вдоль толпы, поливая первые ряды как картошку на грядке. Водичка оказалась холодной и сперва заставила с воплем отшатнуться, но потом из-под освежающих струй фанатов было не оттащить. Впрочем, под заключительные боевики «Suolainen Kapteeni» и «Lataa Ja Varmista» народ отжигал так, что у многих одежда и волосы высохли наверняка!


Акустическое шоу Swallow The Sun с песнями из второй части альбома «Songs From The North», ждущее впереди, было уникальным не только в рамках выступлений группы (ведь в отличие от обычных концертов, где музыканты играли только по две-три композиции, здесь вся часть исполнялась целиком), но и в рамках самого фестиваля: попасть на него по билетам, полученным в результате розыгрыша, смогли всего сто человек.


В душный зал будто дохнуло морозом, когда раздалось интро «The Womb of Winter». Юуусо Раатикайнен занял место за барабанной установкой, а остальные музыканты расселись по высоким стульям, и зазвучали песни из самого сердца Севера.


Сложно описать словами то волшебство, которое происходило на сцене, и даже аплодисменты раздавались не сразу, словно зрители боялись его нарушить… Молчаливые озёра и зачарованно глядящие в них ивы. Осенние леса и пушистые мхи с алыми ягодами. Серые камни, солёные брызги ласкающих их волн. Нежнейшие закатно-рассветные краски белых ночей и бесконечное одиночество северного сияния, танцующего на зимнем небе. Финны невероятным образом ухитрились захватить саму квинтэссенцию Севера и вместить её в восемь треков, пробирающих до дрожи. И снова от музыки Swallow The Sun было грустно, но грустно по-светлому, и слёзы, которые снова стояли в глазах у многих в тот вечер, наверняка были слезами щемящей надежды. Надежды увидеть солнце после полярной ночи… Воистину, это камерное шоу стало жемчужиной фестиваля.


Чтобы немного успокоиться и как-то уложить в себе произошедшее, было принято решение сходить на автограф-сессию к финской группе Stam1na. Пускать фанатов уже перестали, поскольку мероприятие подходило к концу, но менеджер оказался очень добрым, и ограждение было успешно преодолено. Автографы на открытках и пропусках, рисунки в скетчбуке, комплимент финскому произношению, хохот над попытками перевести тексты и, конечно, фото — словом, ребята из Stam1na оказались невероятно приятными в общении!


Шоу культовых американских трэшеров Anthrax получилось посмотреть всего десять минут, потому что у соседней сцены, где шли приготовления к выступлению вышеупомянутых Stam1na, уже начали собираться люди, а именно туда хотелось попасть в первый ряд. Впрочем, десяти минут хватило, чтобы убедиться воочию: Anthrax жгли!


Сотни рук в воздухе, красный свет софитов — на нас обрушилась «You Gotta Believe» с последнего альбома «For All Kings». Пронзительный вокал Джоуи Беладонны вкупе с зубодробительными гитарами Скотта Иэна и Джонатана Донаиса, а также сокрушительными ударными Чарли Бенанте заставляли трясти головами и хлопать даже тех, кто не был поклонником группы и пришёл посмотреть на Anthrax просто из интереса. Далее последовал легендарный кавер на композицию Джо Джексона «Got the Time», под которую в толпе разогнали внушительных размеров сёркл-пит. Перед следующей композицией Джоуи Беладонне даже не понадобилось обращаться к фанатам, чтобы расшевелить их: хватило одного названия «Caught in a Mosh», которое всё сказало само за себя.


Решение прийти к сцене в ожидании Stam1na пораньше полностью себя оправдало, потому что на выступлении было не протолкнуться: уж очень большей любовью пользуется этот коллектив у себя на родине. Не последнюю роль в успехе сыграл новый альбом «Elokuutio», вышедший в марте 2016 года, и половина песен, прозвучавших на концерте, была взята именно с него.


Раздалось дурашливое интро, и на сцену вышли музыканты в оранжевых штанах и рубашках. Начался сет, что удивительно, с раннего материала, а именно с «Uudet Kymmenen Käskyä». Впрочем, уже следующая композиция «Pienet Vihreät Miehet» порадовала всех любителей последнего альбома, а дальше последовало весьма органичное чередование старых и новых песен, так что обиженным не остался никто.


Вокал Антти Хююрюнена, меняющийся от истошных воплей за себя и за того парня до лиричного чистого, в первом ряду было слышно не особенно хорошо. Впрочем, на живые выступления ходят в первую очередь за энергетикой и атмосферой, и вот тут-то упрекнуть финнов было абсолютно не в чем. Не отставая от Антти, басист Кай-Пекка Кангасмяки, гитарист Пекка Олкконен и клавишник Эмиль Лахтеенмяки яростно трясли гривами, предварительно смочив их водой, что смотрелось крайне зрелищно (металхэдам на заметку!). Кроме того, было много непринуждённого общения с залом и небольшие монологи каждого участника группы, сдобренные понятными только финнам шуточками.


На предпоследней композиции вечера «Kuudet Raamit» случился момент истины: голоса фанатов, до этого и так подпевавших очень активно, на припеве будто слились в одно дружно целое, и Антти мог даже не подходить к микрофону. Улыбки музыкантов, удивлённых таким единодушием, надо было видеть. И сказать по правде, часовой сет показался обидно коротким: только-только все вошли во вкус, прониклись, а вот уже и поклон… Впрочем, эмоции от выступления Stam1na остались самые что ни на есть яркие!


В небесной канцелярии между тем решили, что пора включить дождь, и фестивальную площадку накрыло буквально стеной воды. К счастью, большая её часть вылилась во время концерта Stam1na, который проходил под навесом, так что фанаты не сильно промокли, но всё же начало выступления шведов Ghost многие предпочли посмотреть из укрытия.


Ghost — группа, успевшая наделать много шума в первую очередь из-за своего имиджа. Коллектив успешно сохраняет полную анонимность благодаря гриму и маскам, а также прозвищам вместо имён: вокалиста зовут Папа Эмеритус (утверждается, что пап на престоле Ghost сменилось уже три, в соответствии с количеством альбомов), а остальные музыканты известны как «безымянные упыри».


Кроме того, музыка Ghost является весьма необычной смесью из тёплого хэви, трагичных нот дума и этакой попсы в припевах. Прибавьте к этому зрелищные шоу, и вам станет ясно, почему больше всего однодневных билетов, по статистике, было куплено именно на второй день фестиваля.


Мистическое интро и две первые композиции с последнего альбома «Meliora» — выигравшего, на минуточку, Грэмми в номинации «Лучший хард-рок/метал альбом»! — стали отличным открытием выступления. Папа Эмеритус в митре и чёрно-фиолетовом одеянии, расшитом перевёрнутыми золотыми крестами, то широко раскидывал руки, то поднимал их к небу, словно читая молитвы. На «Con Clavi Con Dio» он вооружился кадилом, движения которого буквально загипнотизировали зрителей. А начиная с «Cirice» действо стало ещё более театрализованным: Папа сменил облачение священнослужителя на строгий фрак и белые перчатки, превратившись в иллюзиониста. «Mummy Dust» запомнилась соло одного из «упырей» на клавитаре, а также залпом… нет, не банального конфетти, а купюр достоинством в 666 долларов с портретом Папы! Дождь, в середине сета было утихший, начался вновь, но на энтузиазм толпы нисколько не повлиял, и до конца выступления люди вовсю подпевали Папе, махая руками и танцуя. Над площадкой стоял пар: завершение второго дня получилось действительно энергичным и жарким!


3 июля, день третий


Погода, испортившаяся под конец второго дня, и не думала улучшаться, поэтому под навесом, где началось выступление Myrkur, число людей было весьма внушительным.


Myrkur, что в переводе с исландского значит «тьма» — проект датчанки Амали Бруун. Эта талантливая девушка раньше сочиняла музыку в жанре поп и инди, но затем поняла, что её истинное призвание — атмосферный блэк. Ранние демо и миньоны она записывала сама, за исключением ударных, с которыми ей помог друг. Первый полноформатный альбом с лаконичным названием «М» вышел в 2015 году и сразу же привлёк внимание любителей жанра необычным сочетанием тяжести блэка с мелодичными проигрышами и женским вокалом различной степени экстрима.


Амали, в простом белом платье и, на контрасте, тяжёлых чёрных сапогах, сначала встала за синтезатор и исполнила красивейшее нежное введение, а потом начала петь, и подумалось, что у Амали в роду затесались эльфы. Трепетный, чистый, прямо-таки воздушный голос эхом летел над толпой, взывая к свету, а потом в игру вступили яростные гитары, и внутри что-то перевернулось от такого контраста.


Уже за микрофонной стойкой в виде сухого древесного ствола Амели полностью продемонстрировала свои вокальные возможности: хрупкая девушка в белом, поднимающая руки в колдовских жестах и поющая что-то на эльфийском (на самом деле на датском, конечно), а потом в один миг превращающаяся в отчаянно скримящую фурию ещё будет долго стоять перед глазами…


В завершение, аккомпанируя себе на клавишах, Амали исполнила кавер на «Song To Hall Up High» прародителей викинг-метала Bathory. Вышло это у неё очень пронзительно.


Тема женщин на метал-сцене получила своё продолжение на выступлении Nervosa — трио из Бразилии, рубящего старый добрый трэш. Да ещё как рубящего!


Вокалистка и басистка группы Фернанда Лира с демоническим взглядом ярко накрашенных глаз завела публику на ура: стоило ей дать малейший намёк на поднятие коз или хоровое «хэй», как зрители сразу же исполняли требуемое. Гитаристка Прика Амарал не отставала от подруги, «обрабатывая» свою половину зала тяжёлым прищуром и проверяя, всем ли весело. Барабанщица Фернанда Терра выдавала совершенно забойные партии: из стоявшего возле установки бокала в какой-то момент начало выплескиваться вино!


Тексты у Nervosa в основном написаны на английском, но ощутить национальный колорит зрителям всё же удалось: девушки сыграли композицию «Guerra Santa», текст которой написан на португальском, а Фернанда Терра исполнила необычное соло с отчётливыми ритмами бразильских карнавалов. Кроме того, на концерте было несколько бразильских фанатов, с которыми Фернанда Лира время от времени обменивалась шутливыми репликами.


После заключительной «Into Mosh Pit» — гимна во славу всем фанатам всех метал-групп! — в зале принялись дружно скандировать «We want more», не желая отпускать девушек за кулисы, но график не позволял: техникам предстояло приготовить сцену для третьего выступления Swallow The Sun.


Последняя часть альбома «Songs From The North» — мрачый фьюнерал-дум, раздавливающий сердце чувством полной безысходности. Под эти композиции, накрывшие зал сплошной грудой каменных блоков, люди едва дышали, а о движении и говорить не стоило: только медленные, словно сквозь сон, кивки в такт ударным, доносившимся будто из-под земли… Сами музыканты первые две песни тоже не двигались, застыв чёрными силуэтами на краю сцены.


Вокалист Микко Котамяки сгустил свой гроулинг до предела, до темнейших потусторонних нот. Единственный призрачный просвет был на «Empires of Loneliness», но затем последовала «Abandoned by the Light», тяжёлым камнем утянувшая в глубину собственных мыслей. А на заключительном шедевре «The Clouds Prepare for Battle» наступила полная аннигиляция, и её символом стала гитара, которую Юха Райвио отчаянно швырнул на пол перед тем, как покинуть сцену. Сил на то, чтобы плакать, уже просто не осталось.


После этого выступления серый свет на улице показался чуть ли не слепящим, а музыка шведов Katatonia, известных мастеров погружать в меланхолию — радостной и жизнеутверждающей. Впрочем, грядущее — и одновременно последнее на фестивале — выступление одной из самых успешных финских групп Children Of Bodom не оставляло никаких вариантов, кроме как занимать место в первых рядах, одновременно приводя в порядок внутренний мир.


Встретив музыкантов громкими криками, публика с радостью последовала за жнецом под классическую «Follow the Reaper». Виртуозные совместные запилы гитары Алекси Лайхо и клавиш Янне Вирмана звучали свежо как никогда. Не испортил картины и сессионный гитарист Дэниэл Фрэйберг, ранее известный по игре в Norther, который справлялся с возложенными на него обязанностями вполне достойно. По крайней мере, коллеги поддерживали его, то и дело одобрительно кивая или хлопая по плечу.


Декорации жёлтого оттенка имели отношение к последнему альбому под названием «I Worship Chaos», однако с него было сыграно всего две песни: одноимённая и «Morrigan». Предыдущие альбомы до 2008 года включительно остались за бортом. Такой выбор, конечно, не мог не порадовать поклонников «детишек», особенно сильно ждущих раннего материала. И вот тут их ждал приятный сюрприз: традиционная старая «Lake Bodom» с первого альбома группы получила неожиданное звучание благодаря аккордеонистке Ensiferum Нетте Скуг, а «Children of Decadence» стала новой старой песней, поскольку активно исполнялась до этого аж в 2009 году.


Отдельно хочется выделить пробирающую, полную боли «Angels Don’t Kill», последние слова которой — «I… die.. alone!» — буквально выплёвываешь вместе с сердцем, и уже упомянутую выше «Lake Bodom», но по другой причине: орать вместо оригинального текста набор из русских слов (известная ослышка «зять, иди домой…»), стоя в толпе финнов — бесценно!


Children Of Bodom стали первой за весь фестиваль финской группой, фронтмен которой в общении с публикой использовал английский. Понятно, что Алекси переводил зрителям, не владеющим финским, далеко не всё, но основные моменты учитывал, и за это ему отдельное спасибо.


Коктейль из бодрости, круто замешанный на ярости и ненависти, согревал лучше любых тёплых вещей, и основная часть сета в бешеном отрыве пролетела на одном дыхании. Музыканты покинули сцену, чтобы по возвращении порадовать поклонников кое-чем особенным. Бурлящая весельем «Lookin' Out My Back Door» стала первым козырем в рукаве, который Children Of Bodom извлекли на свет. Для исполнения «Somebody Put Something in My Drink» Алекси отдал гитару басисту Хенкке Сеппяля, а тот вручил свой инструмент Янне. Кроме того, на сцену высыпал финский хор «мальчиков-зайчиков» из других групп, и итог получился очень задорным. На последнем номере вечера «Ghost Riders in the Sky» любителей аккордеона снова порадовала Нетта Скуг, а на сцену вдобавок к финской братии пригласили девушек, которых охранники любезно вытащили из первого ряда. Завершилось выступление — а вместе с ним и фестиваль — взрывами петард и небольшим фейерверком.


Tuska 2016 собрала двадцать шесть тысяч зрителей, оставив море ярких впечатлений и подарив новые открытия. В следующем году нас ждёт двадцатилетие фестиваля, и по такому поводу организаторы наверняка устроят настоящий праздник для всех любителей метала. Если у вас есть возможность, не лишайте себя удовольствия стать его частью!


До встречи в Финляндии на Tuska-2017!



Читайте полностью на realmusic.ru
Автор: Мария Меледяхина

Доброфест-2016. Эталонный рок-фестиваль

Что хорошо в локальных фестивалях? Конечно же, то, что они близко.


Что в них плохого? Да всё остальное. По крайней мере, так можно было судить по рассказам очевидцев, которым есть с чем сравнивать, поскольку из впечатлений людей, которые нигде кроме Нашествия и не были, особо выводов не сделать.


Итого к моменту нашего заезда на Доброфест-2016 счётчик фестивалей европейских против российских был где-то 30 против 1: в позапрошлом году нам все же удалось посетить дебютный Alfa Future People. И хоть все на AFP было отлично, экстраполировать этот вывод на реалии рок-фестиваля было бы слишком оптимистично, электронные мероприятия всё же всегда отличались на порядок более вылизанной картинкой.


Была ещё одна робкая попытка получить первый опыт на неделю раньше, на Дикой Мяте 2016, но не сложилось.


Ок, значит дебютируем с Доброфестом.


Против оправданной настороженности выступали два бронебойных фактора — шикарная организация, которая заранее была видна просто на примере работы коммьюнити в vk.com, и совершенно бронебойный состав хэдлайнеров: мне бы и одних Skindred достаточно было, чтобы поехать на Доброфест. Ну а тот факт, что второй день закрывала моя любимая группа, Emil Bulls, заодно и снимал вопросы о том, на все ли дни фестиваля ехать: разумеется, на все!


Доставка из центра Ярославля более чем удобная: сел в маршрутку в центре города, у Кремля, и вылез уже у входа на фестиваль — лучше не придумать.


На входе все тоже очень продумано, никаких нареканий. Уже начинает устаканиваться ощущение, что приехал куда надо.


В Европе фестивали делятся по конструкции на два типа: либо где сцены и кемпинг отдельно (таких большинство), либо где все перемешано, ставь палатку под главной сценой, если себя не жалко, как на венгерском Sziget. Доброфест пошёл по второму пути, что лично мне очень сильно импонирует — никогда не любил ежедневные и многоразовые марш-броски по километровой дуге просто потому, что кофту забыл в палатке.


Весь этот большой плюс окружён маленьким, но прилипчивым минусом: все после вокруг палаток — сплошные буераки, сломать тут ночью пару конечностей — задача не из сложных. Но ок, явно не из вредности организаторов все это, так что просто смотрим под ноги и живём хорошо.


Изначально мы планировали приехать ровно к сету Anacondaz, но времени было с запасом, так что палатки наши были поставлены уже к моменту выступления группы Смех. Но ни они, ни последовавшие за ними Порнофильмы не впечатляли (как, честно говоря, и половина лайн-апа вообще). Можно даже смело сказать, что наша позиция по поводу набора групп была диаметрально противоположна самой распространенной: «Зачем так много панка» против «Что это за альтернатива всякая в хэдлайнерах? Не могли ещё панков добавить?».


Так что сойдёмся на том, что баланс групп — и нашим, и вашим. И это совсем не та цена, которую нельзя заплатить за возможность в 12-й раз увидеть Emil Bulls.


Ну и может показаться, что я уж очень сильно сгущаю краски, но нет, Порнофильмы очень даже хороши, и невероятно харизматичны. Можно даже сказать, что таких героев жанру не хватает.


Но мы все же ждём своих давних любимцев, группу Anacondaz, которые ещё ни разу не разочаровывали, да и не планируют, судя по всему.


Полторы недели назад Anacondaz отыграли на Maxidrom отличный, но коротковатый сет. На Доброфесте программа у них почти в два раза больше, и выбор треков намного разнообразнее, и даже живой дебют нового сингла «Поезда» — отличный фестивальный набор.


Ну и классические «фаера» под конец сета, по поводу которых фронтмен Emil Bulls Кристоф Фон Фрейдорф завтра восторженно скажет «У нас в Германии такое на концертах просто немыслимо. Ну конечно, если ты не группа Rammstein».


Вторая часть программы, которая нас сегодня интересует — это блок европейских групп на второй сцене, Sippin, Smash Hit Combo и Hope, разбавленные чудесными соотечественниками из Slime и Рекорд Оркестр. Да, мы явно пропускаем ровно все, что будет на главной сцене до Skindred, но это фестиваль, всегда приходится что-то выбирать.


Sippin очень молоды. В них огромный запас энергии, который бьет через край, но на этом все, пожалуй. Ну и совершенно ужасный звук. Но стараются, а учитывая, что посмотреть на французов пришло человек 50 от силы, хочется их от всей души поддержать: Smash Hit Combo ведь тоже не с самого начала были ТАКИМИ.


После Sippin — предводимая Колей-Позитивом группа Slime. Относиться к этой музыке серьезно точно не стоит, на 90% состоящие из нецензурной лексики тексты на это прямо указывают. Но, черт возьми, все равно качают Slime в разы круче, чем предшествовавшие им французы. Весело и качает. Что ещё нужно для радости? Ну и с таким фронтменом — вообще отличное развлечение.


Рекорд Оркестр, как и Anacondaz, были замечены последний раз на Максидроме. И ровно так же сет у них в это раз в 2 раза больше. Только в этом случае такое расширение — это как раз минус, к сожалению. Практически все песни группы, достойные внимания, содержатся на их последнем мини-альбоме. Весь же остальной материал на порядок скучнее, и очень хочется скипать такие треки, но на концерте это невозможно. Очень хотелось бы, чтобы группа, нащупав явно нужную нишу, отказалась от попыток смешивать новый материал со старым, вероятно, любимым самими музыкантами, но намного более безликим по сути, и сконцентрировалась на том, что у них получается лучше всего.


В перерыве слышны доносящиеся с главной сцены звуки группы Бригадный Подряд, и очень хочется сбегать на пару песенок, но нельзя же просто так взять и пропустить начало сета Smash Hit Combo.


И это очень правильное решение, потому что SHC сейчас просто на пике своей формы. Предыдущий раз мы видели их 5 лет назад, и хоть это и тогда было очень впечатляюще, за прошедшую пятилетку музыканты явно умудрились прыгнуть выше головы: два безумных вокалиста вытворяют что-то невероятное, постоянно висят на ограждениях во время исполнения своих партий, а под конец сета к ним присоединяется и гитарист. Пока — однозначно лучший концерт фестиваля. Но впереди ещё поляки Hope, а потом и валлийцы Skindred, у которых сборная как раз начинает сейчас играть со сборной Бельгии в матче за выход в полуфинал Евро2016.


Но странным образом Hope не впечатляют совсем. Ожидания, что они будут так же необузданы, как и их соседи Overhype, терпят крах. Группа, студийные записи которой звучат очень круто, живьём не впечатляют совсем.


Поэтому перемещаемся обратно на зелёную сцену и перед сетом Skindred встречаем их вокалиста Бенджи, а поскольку телефоны у нас уже разрядились, спрашиваем, как сыграла их сборная. Бенджи отвечает, что Уэльс в полуфинале (да! мы верили!), но ему вообще-то пофиг, он футбол не любит. Ну ок, главное, чтобы на сцене не подвели.


Но единственное, что подводит на сцене, это звук. Он ооооочень далёк от идеального, зато вот Skindred просто в прекрасной форме. Как и всегда. И даже несмотря на то, что последние пара альбомов — пластинки очень в себе, даже не самые сильные свои песни Skindred могут живьём вытянуть на одном драйве и бескрайней харизме своего фронтмена.


Шикарный концерт для завершения первого фестивального дня, но основной день для нас — завтра.


Из палатки нас выгоняет субботнее солнце — погода на Доброфесте явно решила отыграться за последние пару лет, когда, говорят, от воды некуда спрятаться было: пекло спозаранку, и ещё до начала всех концертов пора бежать искать тень, пока всё не заняли.


Открывает субботнюю программу группа Пилот, которая полгода как откатала свою олдскульную программу «Пилот уже не тот» и теперь восстанавливает баланс новым материалом, который, мягко скажем, нравится далеко не всем. Но сегодня же фестивальный сет, может быть, всё же...? Но нет, Илья Чёрт явно не готов идти на поводу у аудитории, и песнями «Неродина», «Рок» и «Сибирь» все экскурсы в старый материал и заканчиваются. Группа выступает просто отлично, но выбор песен явно не для фестиваля и подавляющая часть аудитории просто зевает. Добавить в этот сет ещё пару старых песен, например, «Маму», или на крайний случай «Шнурок», который, кстати, звучал на саундчеке — была бы уже не такая грустная картина. Но музыкантам самим решать, что играть, мы же уходим от сцены немного разочарованные.


Ну а поскольку группа Игрушки отыграла одновременно с группой Пилот, до самого вечера нам только и оставалось, что изучать территорию фестиваля.


Ещё один огромный плюс Доброфеста — он невероятно компактный. При этом всё расположено крайне удобно, все необходимые развлечения, находятся ровно между сценами, и крайне удобно перемещаться от концерта к концерту, периодически останавливаясь у очередного тента то с провиантом, то с играми.


Сложно представить, где бы все прятались, если погода была как в предыдущие годы, но желающих спрятаться от солнца явно было не так много, как если бы вместо зноя был проливной дождь, поэтому провести большую часть времени под различными навесами не составляло никакого труда.


К главной сцене мы вернулись уже к связке Stigmata/Amatory. Да, что те, что другие — отличные, драйвовые и сыгранные команды, ничего не скажешь. Звучат прекрасно, но не цепляет, к сожалению, совсем.


А потом мы отправляемся в пресс-центр и встречаем своих старых друзей, Кристофа, Джима, Энди и Стефана из Emil Bulls, а поскольку не виделись мы с ними почти 2 года, вероятность посмотреть выступления оставшихся групп на зелёной сцене стремится к нулю. Тем не менее мы предпринимаем попытку выйти к сцене на сет Кукрыниксов, куда немецкие гости также в скором времени подтягиваются. Их комментарии по поводу дымовых шашек относятся как раз к этому концерту — в России визуализация такого типа, начавшаяся, вероятно, всё же с концертов Алисы, а теперь используемая на каждом втором концерте, уже воспринимается как нечто вполне естественное, иностранных музыкантов же это более чем впечатлило.


Но понимая, что до следующей встречи с Emil Bulls может легко пройти ещё год, а то и два, решаем пожертвовать сетами ко-хэдлайнеров, групп Louna и Наив, и просто пообщаться с ребятами из Мюнхена, а заодно посмотреть с ними важнейший матч Германия-Италия.


Матч оставляет нас на самом интересном месте: после основного времени ничья, а группе пора уже на сцену.


Описать ощущения от концерта любимой группы — это за пределами моих возможностей. Мне удалось побывать и на их выступлениях и в клубах на 150 человек, всё равно при этом полупустых, и в их родном Мюнхене, где площадка в 5 раз больше просто трещала по швам, и везде эти пятеро ребят — просто боги сцены.


Самое сложное — это, конечно, выбрать, где стоять: под сценой или подальше. Толкаться под сценой, когда Кристоф на каждой песне даёт тебе микрофон (ура-ура!), или же плюнуть на эти порывы единения и посмотреть на всё со стороны, а не только из-под сцены на одного вокалиста.


К счастью, наличие фотопита и доступа в него решает все вопросы — уйти отсюда было бы преступлением, да и, в конце концов, последний раз под сценой я был на них 3 года назад, а это было ещё в эпоху предыдущего альбома, Oceanic. Песни с Sacrifice To Venus мы вместе ещё не пели, так что решено, я под сценой.


Ну а дальше — просто 12 песен, которые я знаю наизусть. От и до. В исполнении их гениальных авторов, которые при этом настолько открытые и дружелюбные, что ты смотришь на сцену, и думаешь: «Вот выступают мои друзья из Мюнхена. Офигеть». И остаётся завидовать тем, кто видит это в первый раз. Я после первого своего концерта Emil Bulls, в далёком 2008-м, приходил в себя очень долго.


Ну а потом и новость о том, что Германия всё же тоже прорвалась в полуфинал (а может быть, как и со Skindred, это требование было прописано в райдере артистов...?). А потом и провожания, вот это всё...


Ладно, будущие концерты Emil Bulls впереди, а мы пока на Доброфесте и завтра нас ждёт третий день.


Самый большой минус третьего дня — то, что он неполноценный.


Мы уже с годами привыкли на европейские фестивали приезжать в четверг вечером и уезжать в понедельник утром.


Тут же приходится весь день разрываться между концертами и сборами.


В итоге делим так: Good Times и Кожаный Олень слушаем, потом План Ломоносова и Distemper променяем на сборы. Мамульки-Бенд и Волга-Волга — слушаем и совмещаем с прощальным обедом.


Good Times действительно очень хороши. Приз зрительских симпатий получили вполне заслужено: материал не самый оригинальный, но достаточно свежо звучит, что уже многого стоит. Явно стоит повторить при возможности.


Кожаный Олень — наши давние любимчики, прекрасны во всём, и, наверное, идеальная музыка под солнце в зените.


Про группу Trubetskoy могу сказать только одно — распад не пошёл на пользу никому, ни им, ни группе Brutto. Очень и очень слабо, к сожалению. Тот случай, когда стоит с нетерпением ждать реюниона.


Солнце уже садится, все прощаются и разъезжаются, и максимально оптимистичный саундтрек совместного сета групп Мамульки-Бенд и Волга-Волга — просто идеальная кода для уикенда.


Не знаю, как так получилось, но по поводу первого же своего российского рок-фестиваля могу с лёгкостью сказать: это было просто великолепно! Повторить однозначно, можно даже без Emil Bulls. Но лучше с ними, конечно же.



Читайте полностью на realmusic.ru
Автор: Буров Денис
Фото: Бурова Екатерина